13.09.2005 2148 Полоса 7


ГЛАВА ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ: "ЗА РУБЕЖОМ СОДЕРЖИМ СОТРУДНИКОВ ЗА СВОЙ СЧЕТ"
Начальник ГУР Минобороны Украины — о внешних и внутренних угрозах, специфике службы и уроках миротворческих операций
Александр ИЛЬЧЕНКО "Сегодня"

За два с половиной года в должности Александр Галака, по его словам, не дал ни одного официального интервью. В неформальной беседе пояснил это так: "Традиционно шеф ГУР Минобороны в таком жанре с прессой не общается". 13 июля указом президента Александр Иванович был уволен, а через два с лишним месяца восстановлен судом в прежнем качестве. Мы встретились вчера в том же скромно, но со вкусом обставленном кабинете на Рыбальском острове.

КОНТРОЛЬ? ЕСТЬ КОНТРОЛЬ!

— Вы четвертый по счету руководитель ГУР после Александра Скипальского, Игоря Смешко, Виктора Палия. Но ваша структура остается одной из самых закрытых в стране. Хотелось бы знать больше.

— От того, насколько сильна и эффективна военная разведка, зависит обороноспособность державы, мощь ее Вооруженных Сил. Военная разведка Украины создана Указом президента в 1992-м (с тех пор ежегодно 7 сентября отмечается наш профессиональный праздник). И стала одним из ведущих специальных органов государства. Организационно в нее входят оперативные, аналитические, функциональные подразделения. Основы деятельности закреплены принятым четыре года назад Законом "О разведывательных органах Украины". Нормативно-правовая база продолжает совершенствоваться, что сказывается на общей системе национальной безопасности страны.

— Кто назначает и кому непосредственно подчиняется руководитель главка?

— Назначается и освобождается президентом страны по представлению министра обороны. В соответствии с Законом о разведорганах глава державы осуществляет и общее руководство главком.

— Никому другому ГУР не подконтрольно?

— Закон предусматривает контроль ведомства также со стороны законодательной власти в лице профильного комитета по вопросам нацбезопасности и обороны. Контролирует Генпрокуратура, в финансовом плане — Счетная палата, ГлавКРУ.

— Вооруженные Силы реформируются. А главк?

— Естественно. Нынешний этап реформирования военной разведки осуществляется на основе соответствующей Программы ВСУ, с учетом дальнейшего стремления державы интегрироваться в евроатлантические структуры, НАТО. Нами разработана и своя Концепция развития до 2011 года. Военная разведка играет важную роль в противоборстве международному терроризму, другим угрозам миру и безопасности. Оснащаемся техникой, комплектуемся профессиональными кадрами. В контексте вашего вопроса о "закрытости" главка — впервые в практике военной разведки Украины создана своя пресс-служба. Она отвечает за связи с общественностью и СМИ.

ЗА СИСТЕМНУЮ ИНТЕГРАЦИЮ

— Очень неоднозначные оценки вызвала идея создания единого разведывательного сообщества, куда планировалось слить все отечественные структуры данной направленности. Ваше мнение?

— Мы руководствуемся уже упоминавшимся Законом о разведорганах. Иных документов, определяющих их деятельность, нет. На мой взгляд, механическое слияние и создание единственного органа разведки, как бы его ни назвали, не повысит эффективность разведывательного обеспечения высшего руководства державы.

— Почему?

— Нужна системная интеграция как разведывательных структур, так и структур безопасности в государстве. Угрозы сегодня трудно разделить на внешние и внутренние. В условиях "холодной войны" мы имели четкую линию фронта — перед нами был враг, все остальное второстепенно. Сейчас такого четкого водораздела нет. Но появился международный терроризм, чья угроза вполне реальна. Поэтому надо ставить вопрос о системной интеграции. Прежде всего, в обмене информацией. Ведущие страны уже идут таким путем. Это и есть цивилизованный вариант развития военной разведки в будущем. Она должна быть составляющей всей системы обеспечения национальной безопасности.

— В стране законодательно определены три органа, которые могут иметь свои разведструктуры. Кроме вашего главка, это Госпогранслужба и СБУ. Но в последней такого органа уже нет — на его основе создана Служба внешней разведки. Как складывались ваши взаимоотношения до этого? Были "заклятыми друзьями", конкурирующими, кто первый и в каком объеме доложит "наверх" полученные разведанные?

— Ни "заклятыми друзьями", ни конкурентами мы не были и не являемся. Каждый орган в пределах предоставленных ему полномочий отвечает за выполнение возложенных обязанностей. Кроме того, существуют совместные приказы председателя СБУ и министра обороны о порядке взаимодействия разведструктур. Сотрудничество и взаимопонимание — вот уровень отношений.

— В феврале прошлого года был подписан Указ "О дополнительных мерах по дальнейшей демократизации общества и усилении гражданского контроля над деятельностью правоохранительных и разведывательных органов Украины". Согласно документу, откомандированные ранее в высшие органы госвласти сотрудники спецслужб возвращались туда, откуда их "выдернули". Соответствующие поручения были даны СБУ, МВД, ГНА, Госдепартаменту по вопросам исполнения наказаний, ГУР Минобороны, чьи подразделения уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность...

— Действительно, этим ведомствам поручалось отозвать направленных для проведения ОРД военнослужащих и работников правоохранительных органов на должности в аппаратах Верховной Рады, СНБО, Администрации президента, секретариате Кабмина, Генпрокуратуре, центральных органах исполнительной власти. Но Указ касался только тех откомандированных сотрудников, которые осуществляли оперативно-розыскную деятельность, и ограничил негласную деятельность СБУ в отношении сотрудников военной разведки.

НАГРАДА... В ДЕЛО

— А если поступает оперативная информация, что какой-нибудь офицер пытается сбагрить за рубеж партию оружия, — кто им занимается?

— Сообщаем правоохранительным органам, скажем, военной контрразведке Службы безопасности. И она осуществляет в отношении него предусмотренные законом оперативно-розыскные мероприятия. ГУР Минобороны правоохранительным органом не является.

— Скажите, где грань, за которой заканчивается прозрачность в деятельности ГУР и начинается то, что ни при каких обстоятельствах открытости не подлежит?

— Выполнение разведывательных задач зачастую сопряжено с риском для жизни. Поэтому все вопросы, касающиеся персоналий, характера, форм, методов работы, отнесены к государственной тайне. Это определено законом и присуще деятельности как нашей, так и других спецслужб мира.

— Поэтому при награждении ваших сотрудников и не говорится, за что они отмечены?

— Более года назад у нас было утверждено положение о четырех ведомственных наградах. Ими отмечаются те, кто внес наибольший вклад в развитие военной разведки. Это публичные награды. Если же человек отличился при выполнении конкретной задачи, специальной операции, орден или медаль ему вручают в узком кругу и сразу приобщают к личному делу.

БУДЕМ ДРУЖИТЬ ДОМАМИ

— Находите общий язык с зарубежными коллегами?

— ГУР Минобороны сотрудничает со спецслужбами стран, с которыми совпадают наши интересы. Прежде всего, речь идет о борьбе с международным терроризмом, незаконной торговлей оружием, распространением наркотиков, других сферах деятельности.

— Со спецслужбами каких государств поддерживаете наиболее тесные контакты?

— Например, российскими. Наработана законодательная база, в 1997 году подписано, затем ратифицировано и вступило в силу соответствующее соглашение. Активно сотрудничаем с европейскими странами. Обмениваемся делегациями на различных уровнях, информацией. У нас установлены нормальные отношения с разведслужбами всех приграничных с Украиной стран.

— США входят в перечень государств, с чьими спецслужбами ГУР Минобороны связывает взаимный интерес?

— Я бы не ставил вопрос о взаимном интересе. Украина — не Соединенные Штаты и не бывший Советский Союз. Но у нее есть свои национальные интересы и приоритеты. США являются мировым лидером, чьи политика и действия влияют на многие процессы. Было бы недальновидно не поддерживать отношения с ним и его разведслужбами.

— В Ираке, где я познакомился с военными контрразведчиками из СБУ, есть и ваши подчиненные...

— Да, они там есть. Главной задачей является добывание информации для военного командования контингента и Генштаба. Основные усилия сосредоточены на минимизации угроз украинским миротворцам в любом контингенте. В том числе и в Ираке. Контактируем с иракскими разведслужбами, местными лидерами, населением. Это влияет на процессы стабилизации, наведения порядка в зоне ответственности. Налажен обмен информацией по руководителям преступных группировок, арсеналам, складам оружия. Участие в иракских событиях многому научили и нашу военную разведку. Приобретен огромный опыт. Мое мнение — военные разведчики выполнили свои задачи. На этапе вывода контингента их роль также будет высока.

— А правда, что ГУР содержит военных атташе за счет собственных средств?

— Раньше это делалось через МИД. Посол субъективно определял, кому дать денег, кому нет, и финансирование шло по остаточному принципу. В прошлом году ситуация изменилась. Мы действительно содержим эту категорию сотрудников за свой счет.

— В нынешней должности помогает опыт вашей прошлой работы военным атташе?

— Конечно. Старая поговорка гласит: опыт солдата куется в поле. Для разведчика поле — работа за границей.

— По-английски в течение дня приходится изъясняться?

— Увы, не каждый день.

— Бывает, что набираете номер, скажем, в Нью-Йорке, Амстердаме, Копенгагене и говорите: "Привет, Джимми, это Алекс, как дела?" Принято такое у разведчиков?

— В общем, да. Личные контакты имеют очень большое значение. Начальник разведки Румынии — бывший военный атташе в США. Руководитель разведки Словакии — бывший помощник военного атташе в Вашингтоне. Сохранились нормальные, рабочие отношения и с другими коллегами. Ну а когда приезжают гости, стараемся, чтобы им в Украине понравилось.

ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

— Мне во Внутренних войсках хвалили ваш спецназ...

— Это, наверное, лучшие специалисты, которые есть в Вооруженных Силах. Многие прошли Афганистан, Югославию, другие "горячие" точки. К счастью, мы сумели сохранить дееспособность своего спецназа. Это как у пилотов: не летаешь — теряешь квалификацию. А еще важно, что обучающие молодежь инструктора прошли подготовку в Великобритании, США, Израиле. И активно применяют обретенный опыт на практике. Недавно в Кировограде, кстати, прошли очередные соревнования по боевой подготовке. Результатами мы довольны.

— Рыбальский остров находится в интересном месте. Случались ли попытки несанкционированного проникновения на территорию ГУР?

— По ошибке. Целенаправленных, со злым умыслом — нет.

— И со стороны Днепра?

— У нас установлены серьезные технические средства защиты.

— Чем закончилась история с иском, который вы подали на редакцию газеты "Свобода"?

— Опубликованные этим изданием и ее автором материалы не соответствовали действительности, порочили честь, достоинство сотрудников нашего ведомства и мои личные. Иск разрешился мировым соглашением. Газета извинилась. Меня это удовлетворило. Вопрос исчерпан.

— Суд, рассматривавший ваш иск к президенту Украины, восстановил вас в должности с момента освобождения, то есть 13 июня. Имел ли указ об освобождении политическую подоплеку?

— На мой взгляд, нет. В январе—мае была развернута мощная информационная компания по моей дискредитации через СМИ и интернет. Решил обратиться в суд с единственной целью — выяснить правомерность увольнения. Суд установил: законных причин для него не было. Конфликта не существовало и не существует. 2 сентября у меня состоялась встреча с президентом. Говорили о многом, не об увольнении и не обо мне — о будущем военной разведки. И хотя указ о восстановлении в должности пока не подписан, думаю, это чисто технические, процедурные вопросы.


КСТАТИ
Галака Александр Иванович. 50 лет. Родился в Харькове. Имеет три высших образования: техническое, военное академическое и юридическое. Службу проходил в Центре оперативно-стратегических исследований Генштаба ВСУ, МИДе, Минобороны, СНБО. Стажировался в оборонных колледжах Италии и Голландии. Свободно владеет английским. Звание — полковник запаса. Имеет двух сыновей. Увлечения — спорт, литература.