АСПЕКТЫ:


Постоянный адрес статьи в интернете: http://www.2000.net.ua/print/aspekty/164306754.html


Триумф и трагедия майора Вихря
06.10.2006 15:00


Евгений Степанович БЕРЕЗНЯК, ставший прототипом главного героя советского художественного фильма «Майор Вихрь», не будучи кадровым разведчиком, всего за два года навечно вписал свое имя в историю Второй мировой войны и архитектурной жемчужины Европы — польского города Кракова. Но у человека, спасшего от уничтожения Краков и потому ставшего его почетным гражданином, военная карьера так и не сложилась
.

Герой Украины Евгений Березняк, скрывавшийся под агентурным псевдонимом Голос, а также известный как капитан Михайлов, в годы Великой Отечественной войны возглавлял боевую разведгруппу, находившуюся в тылу фашистов в Польше. Насколько успешно она действовала, можно судить лишь по одному факту: сегодня портрет украинца Березняка висит в зале славы Главного разведуправления вооруженных сил в Москве рядом с легендарным разведчиком Рихардом Зорге. 92-летний Евгений Березняк стал почетным академиком Академии педагогических наук Украины, заслуженным учителем, почетным гражданином Киева и Кракова, генерал-майором в отставке. Но мало кто знает, насколько драматично сложилась военная карьера этого поистине выдающегося человека.

Евгений Березняк не считает себя кадровым разведчиком, а называет разведчиком войны. Во время фашистской оккупации он два года находился в подполье Днепропетровска, а после освобождения города в декабре 1943 г. был назначен завсектором информации областного комитета партии. Но кабинетная работа длилась недолго. Буквально через 2 месяца после нового назначения к нему пришли представители разведки 3-го Украинского фронта и, ссылаясь на подпольное прошлое, предложили «командировку в Москву»... в школу военной разведки Генштаба. В то время от таких предложений не отказывались, и в январе 1944 г. он уже учился в одном из отделений школы разведки, находившемся на даче «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина под Москвой. 11 будущих агентов обслуживали и обучали более сотни профессионалов различного профиля. Выпускным экзаменом было задание без документов легализоваться в Москве — и это в обстановке всеобщей подозрительности и тотальной борьбы с фашистскими шпионами и диверсантами! С проверкой на «профпригодность» Березняк справился успешно, и вскоре его направили в тыл врага на территорию Польши. Но ему не повезло. Он более чем успешно выполнил задание командования (благодаря предоставленным разведданным удалось уберечь от гибели тысячи людей и сохранить Краков), имел возможность в будущем реализовать себя на невидимом фронте в качестве кадрового разведчика, но карьера Евгения Березняка закончилась сразу после окончания войны.

Судьба сыграла с ним злую шутку. На второй день после десантирования в тылу врага Березняк попал в руки гестапо, но уже на четвертый день, 27 августа 1944 г., сбежал от немцев на краковском рынке Тандетта. Между этими событиями были допросы, на которых не заговорить было невозможно. Не нужно тешить себя иллюзиями: не каждую боль способен вынести человеческий организм. Современные методы пыток настолько изощренны, что, даже не сознавая этого, человек или умирает от боли, или признается во всем и даже в том, чего не совершал. В жандармерии Евгений Степанович молчал, но гестапо умело заставить говорить. И тогда он начал свою игру, придумав легенду, в которую немцы могли поверить: он — марш-агент, выполняющий задачу курьера, и не более. К тому же это подтверждали найденные у него комплект радиопитания и очень большая сумма денег в немецких марках, польских злотых, американских долларах. Якобы все это он должен был передать связному на рынке Тандетта. В гестапо ему поверили, подхватили игру и под контролем начали водить на явку для встречи с агентом. В один из таких дней Березняк сбежал.

Но разведгруппа допустила еще один серьезный провал: немцы запеленговали работу ее радиостанции, схватили радистку, самому же Евгению Степановичу просто повезло — он успел скрыться в тайнике, расположенном в хате, где производился арест.

После побега из гестапо Березняк еще 156 дней успешно выполнял задания командования, но проколы позже ему поставили в вину. И даже вербовка руководителя немецкой абверкоманды №315 Курта Гартмана (организовавшего побег радистки и после окончания Великой Отечественной войны продолжавшего работать на советскую внешнюю разведку), передача командованию сверхважных сведений о размещении складов вооружения 17й гитлеровской армии, дислокации ее штабов и дивизий, личная благодарность маршала Конева за то, что эти данные позволили нанести удары по самым важным объектам врага и сберечь десятки тысяч жизней советских воинов и мирных польских жителей, лишь косвенно помогли его реабилитации.

Когда Березняк вернулся к своим, его собирались представить к высшей награде Родины — званию Героя Советского Союза, но когда руководство Управления разведки

1-го Украинского фронта получило от Евгения Степановича рапорт о том, что он побывал в гестапо, отношение ко всей группе резко изменилось. Вместо награждения его с радисткой направили на так называемую государственную проверку в лагерь НКВД №174

г. Подольска. По иронии судьбы, когда проходил Парад Победы на Красной площади в Москве, они грузили уголь на железнодорожной станции Подольск под охраной автоматчиков.

И все же выйти из лагеря им помогли свои же разведчики. В Главном управлении разведки Генштаба скрупулезно изучили все обстоятельства дела и настояли на снятии с членов группы и прежде всего лично с ее руководителя всех подозрений. Березняку была выдана справка об окончании спецпроверки, которая способствовала гражданской реабилитации, но не возвращению в кадровую разведку. Более того, постоянный контроль со стороны органов госбезопасности продолжался до распада СССР — несмотря на то что в последующем Евгений Степанович занимал высокие должности, успешно рос по партийной и государственной линии, пользовался авторитетом и доверием товарищей. КГБ не спускало с него глаз. Даже когда спустя несколько лет после окончания войны он решил съездить в Краков, то получил отказ в связи с тем, что «там неспокойно».

Евгений Степанович и сам признает, что поверить ему бы непросто. Судите сами: руководитель разведгруппы бежит из гестапо, радистка — из абвера. Везение? Несомненно. Но органы, привыкшие даже бесспорную истину ставить под сомнение, в случайности не верили. «Врешь, сука, так не бывает!» — кричал следователь НКВД на допросах. И переубедить его было невозможно.

В художественном фильме «Майор Вихрь», снятом по произведению знаменитого советского писателя Юлиана Семенова, довольно полно показана деятельность разведгруппы, которую возглавлял советский разведчик под кодовым именем Голос (Березняк). Фильм не документальный, хотя большая часть событий максимально приближена к действительности. Удивительно, но Юлиан Семенов, тщательно изучивший все документы, вплоть до носивших грифы «Секретно» и «Хранить вечно. Уничтожению не подлежит», побывавший на всех явках, беседовавший со многими участниками операции по освобождению Кракова, не нашел времени для личной встречи с главным своим персонажем — Евгением Березняком. Ограничился лишь несколькими телефонными звонками. По признанию Семенова, он «боялся сползти полностью на документальность». Может быть, именно поэтому в фильме главный герой погибает. Советская пропаганда требовала патриотических жертв и не пропускала неоднозначную правду жизни.

Полная реабилитация состоялась только через 20 лет после окончания Второй мировой войны благодаря периодическим публикациям в прессе и съемках нескольких документальных фильмов и телепередач. А впервые завесу над секретной группой Голоса в 1974 году робко приоткрыла газета «Красная звезда».

Сейчас Евгений Степанович Березняк живет в Киеве, в свои 92 года прекрасно себя чувствует, ведет активную общественную работу. И, несмотря на все потрясения, благодарит судьбу.